Психология

О чем за вас говорит ваша одежда?

«Встречают по одежде — провожают по уму», — так гласит русская пословица. Встречают по одежде потому, что внешний вид это первое, что представлено для восприятия нас другими людьми. Внешний вид говорит и о том, что мы хотим сказать, и о том, о чем нам хотелось бы умолчать. Или, как говорил Сервантес: «Платье и облачает, и разоблачает человека».

Можно сказать, что внешний вид — текст, элементами которого являются разные составляющие: одежда, обувь, аксессуары, прическа, макияж, духи. И как любой текст, внешний вид может быть прочитан и осмыслен на нескольких уровнях.

Самый первый уровень можно назвать уровнем социологическим: здесь внешний вид говорит о том, мужчина перед нами или женщина, взрослый или ребенок, позволяет провести первую, пусть и несколько грубую, дифференциацию по социальному, имущественному, финансовому и профессиональному статусу и месту жительства. (Не случайно подростки стремятся, в первую очередь, через одежду заявить о себе как о взрослых.)

Жители мегаполисов одеваются иначе, нежели маленьких городков и поселков, европейской части страны — иначе, чем восточной, рабочих районов — иначе, чем центральных. Например, мужчины более низкого социального и культурного уровня стремятся «жестче» и определеннее обозначить свой пол, поскольку боятся быть принятыми за гомосексуалов.

Понимаемый на этом уровне внешний вид доносит информацию о том, какой социальной страте мы принадлежим, и статусе, которым мы обладаем.

Не случайно поэтому существует, например, униформа, которая позволяет очень быстро определить властный и профессиональный статус: полицейский, врач, пожарный и пр. Внешний вид, считываемый на этом уровне, определяет формат взаимодействия между людьми.

Приведу высказывание Марка Твена: «Человека красит одежда. Голые люди имеют крайне малое влияние в обществе, а то и совсем никакого». Существует и такая итальянская пословица: «Красивая одежда — что рекомендательное письмо». Я бы расширила ее смысловое поле и сказала бы, что любая одежда — рекомендательное письмо, с той лишь разницей, что рекомендации будут носить различный характер.

Следующий уровень осмысления — сознательный психологический. Этот уровень предполагает, что человек внешним видом манифестирует себя: свое отношение к себе, к другим и к миру и ожидания отношения к нему. Можно сформулировать это следующим образом: я вижу себя сейчас вот так-то и хочу, чтобы меня так воспринимали и другие. Например, своим внешним видом я хочу подчеркнуть свою женственность или то, что я предпочитаю комфорт; следование установленным в обществе правилам или свою независимость от них.

В понимании послания, «запакованного» во внешний вид, имеет смысл все: и главная тема, и ее вариации, контрасты, акценты, нюансы, комплементарные или конфликтные отношения между ними. Так, например, тема сексуальности может быть подана, реализована по-разному, поскольку осмысление женщиной своей сексуальности может очень сильно разниться. Кроме этого, отношение к собственной сексуальности самым тесным образом связано с отношением к мужчинам и представление о том, какого мужчину она видит рядом с собой и каких отношений она ожидает.

Например, женщина, выбирающая такую одежду, которая настолько подчеркивает или обнажает тело, что не оставляет места ни фантазиям, ни домыслам, а очень явно демонстрирует тело практически со всеми линиями, изгибами и ложбинками и однозначно вызывает сексуальное влечение, говорит: «Мое тело и возможность обладания им — вот то, на чем основывается интерес мужчины ко мне и на чем будут строиться мои с ним отношения».

Диаметрально противоположное отношение показано образом Людмилы Прокопьевны из «Служебного романа»: сексуальность вычищена из внешнего вида абсолютно, так, чтобы и мысли не закралось о том, что мы имеем дело с женщиной, чтобы было единственно возможным такое восприятие: перед нами — ответственный работник и взаимоотношения с ним могут быть сугубо деловые.

Посредством одежды человек говорит миру и о более глобальных своих переживаниях, и о более частном эмоциональном состоянии на сей момент. Одеждой мы отмечаем различные по содержанию и уровню значимости события: дни рождения, свадьбы, юбилеи, похороны; массовые праздники и более частные ситуации: первое сентября, важное собеседование или деловая встреча, первое свидание. Когда на душе радостно — наша одежда более яркая, когда нам хочется поддержки — одежда более мягкая, комфортная, когда нам грустно и хочется уединения — одежда становится более серой, невзрачной. Наш внешний вид всегда имеет какой-то посыл.

Например, женщина, которая одевается обычно, неприметно, хочет, чтобы ее не выделяли, не обращали на нее внимания, потому что ей самой проще быть растворенной в чем-то внешнем, поскольку в противном случае у нее же самой возникает много сложных для нее переживаний и вопросов к себе.

Или, возьмем женщину, которая следит за собой, ее одежда, прическа и макияж всегда в тренде. По моим впечатлениям, сейчас очень много таких девушек и молодых женщин, которые, объективно, хотя скорее — технически, красивы, но при этом какие-то одинаковые: на одно лицо и манеру одеваться. Такая красота, опять же по моим впечатлениям, бездушная, холодная.

Ее ухоженный и модный внешний вид берет начало в нелюбви и страхе негативной оценки ее несовершенства: она занимается своим телом не потому что таким образом проявляет заботу о нем, а потому что боится быть «толстой и жирной», она использует макияж не для того, чтобы подчеркнуть (и буквально тоже) свою привлекательность, выразить (в смысле — усилить выразительность) то, что ей нравится в своем лице, а для того, чтобы не быть «бледной мышью».

Именно в таком плане ее внешний вид является не самовыражением, за которым стоит понимание себя, а скорее подгонкой себя под существующие шаблоны привлекательности в целях манипуляции ею. В таком случае создание внешнего вида выступает извне продиктованной обязанностью, нежели формой заботы о себе и проявления любви к себе. Между тем, Софи Лорен говорила, что «… постижение красоты — это одна из величайших радостей, доступных женщине».

Напротив, пренебрежение внешним видом, акцентирование недостатков может означать следующий эгоцентрический посыл: «Принимайте меня такой, какая я есть, со всеми моими недостатками; я же сама ничего не буду с этим делать».

Но одеждой мы не только говорим о чем-то, мы, в определенном смысле, конструируем реальность, одежда выступает составной частью практики себя. Кажется, Шанель говорила, что в трудные времена нужно выглядеть особенно хорошо, как бы говоря себе: «Не сдаваться! Не пасовать! Нужно верить, что справлюсь, что смогу!»

Следующий уровень понимания можно условно назвать бессознательным психологическим, поскольку здесь начинают обнаруживать себя скрытые, потаенные смыслы. В качестве примера возьму отрывок из книги Дж. Баумгартнер «Мне опять нечего надеть». Речь идет о Рикки, которая после рождения детей стала носить длинные бесформенные топы, безразмерные свитера и широкие джинсы, а до этого ей нравилась такая одежда, которая за счет кроя и ткани демонстрировала ее фигуру, а цветом — выделяла ее из толпы. Тогда она чувствовала себя женственной и привлекательной и гордилась своим внешним видом. Теперь же ее тело не было таким, как прежде, и горечь от этого проявлялась в том, что она стала вообще прятать свое тело, как будто бы его и нет. Распространенная история. Но почему бы Рикки не заняться своим телом и не привести его в форму? Возьму на себя смелость «вскрыть» смыслы, препятствующие этому.

В беседе с Дж. Баумгартнер Рикки сказала, что ей нравятся сексуальные, но умеренно обтягивающие водолазки, поскольку они напоминали ей звезд нуар-фильмов. Что же такое нуар-фильм? Стилистика нуар-фильма может быть описана следующим образом. Сюжетная линия сложная, запутанная, пропитана неопределенностью, тревогой, возрастающим напряжением и адреналином. В отличие от боевика и экшна, действия не так много, акцент делается на состоянии героев. И вот эта сложная и запутанная сюжетная линия сталкивает Его и Ее. Он — крутой сильный во всех смыслах мужчина, жесткий, циничный, постоянно оказывающийся в ситуации смертельной опасности, герой и антигерой в одном лице. Она — роковая женщина, опасная, коварная, ведущая свою игру, в которой переплетается намерение использовать Его и возникающая страсть к Нему. В общем, абсолютный накал страстей.

Получается, что до замужества и особенно — рождения детей, именно такой контекст осмысления себя и своих отношений с мужчиной был притягателен для Рикки. Этим контекстом может быть объяснен выбор ею одежды: прозрачная приталенная шелковая блузка баклажанного цвета на пуговицах и с длинным бантом на вороте, приталенные брюки с лампасами, длинное платье ярко-розового цвета.

Вся эта одежда идеально вписывается в стилистику фильмов-нуар. Но именно эта стилистика не имеет ничего общего со спокойной, размеренной семейной жизнью, где рождаются и воспитываются дети. Получается, что счастливая семейная жизнь делала совершенно невозможным тот контекст, который обладал для Рикки такой притягательностью. Образ, с которым она себя идентифицировала, был похоронен вместе с одеждой в шкафу. Другого образа, который был бы столь же для нее эмоционально заряжен, она не нашла. Поэтому что ей оставалось? Горевать и смиряться с утратой. И бесформенная одежда идеально для этого подходила.

Таким образом, то что на одном уровне получало более поверхностное объяснение (роль жены и матери, появившийся после родов живот и пр.), на другом могло быть осмыслено более глубоко и содержательно и делало возможным более глубокое понимание себя, своей личности.

И если таким образом относиться к внешнему виду, то становится понятно, почему Оскар Уайльд говорил, что «только поверхностные люди не судят по внешности»

Автор: Елена Черкай

Поделись с друзьями: